Субота, 19.08.2017, 08:16
Вітаю Вас Гість | RSS

ВИШГОРОДСЬКИЙ КРАЙ журнал

Дневник

Головна » 2012 » Січень » 15 » Ханна Райч
Ханна Райч
03:57
Ханна Райч (29 марта 1912 - 24 августа 1979) - известный немецкий летчик-испытатель. Поставила несколько рекордов скорости и высоты, последний из которых был побит только в июле 2007 года.

Ханна Райч родилась в Силезии в 1912 году - за два года до начала Великой войны, полностью изменившей лицо старой Европы. Когда война закончилась, Ханне было всего 6 лет. Послевоенный кризис почти не коснулся ее: отец Ханны был крупным ученым, врачом-окулистом, и его гонорары позволяли семье Райч жить достаточно сносно даже в условиях всеобщей инфляции. Все дети в раннем возрасте хотят походить на своих родителей, и Ханна на обычный вопрос соседей и знакомых: <Кем ты хочешь быть, когда вырастешь?> гордо отвечала: <Врачом, как мой папа!>
Но в 14 лет Ханну захватила новая мечта - авиация! Все началось с того, что в Хиршберг приехал воздушный цирк, и семья Райч отправилась на представление пилотов-акробатов. Увиденное на загородном пустыре яркой праздничностью поразило Ханну в самое сердце. Разноцветные ревущие аэропланы выделывали в небе невероятнейшие сальто-мортале; летчики прямо в полете вылезали из кабин и в полный рост становились на верхнее крыло; бесшумные планеры падали из-за облаков вниз и стремительно проносились под установленными на поле арками... Но самым впечатляющим был смертельно опасный трюк, исполненный в конце программы. Один из самолетов отважно скользнул вниз - ниже трибун! Под визг женщин он пролетел вдоль самой земли, резко качнул крылом, чиркнув им по траве, подхватил с земли закрепленным на торце крыла крючком белый платок, а затем с шумом унесся наверх.
Трибуны взорвались аплодисментами. Даже обычно спокойный папа, вскочив на ноги, кричал:
- Потрясающе! Великий Эрнст! Слава Удету - асу мировой войны!
С грехом пополам окончив общеобразовательную школу, Ханна в соответствии с ожиданиями отца сдала экзамены в Берлинский университет и стала студенткой медицинского факультета. Обрадованный папа пообещал Ханне выполнить любое её желание. И девушка воспользовалась случаем: она попросила его дать разрешение на одновременное поступление в школу планерного спорта в Грюнау. Учеба в университете наскучила непоседливой Ханне в первые же месяцы, зато сразу по окончании лекций девушка прыгала в автобус на Грюнау и через час уже сжимала штурвал планера, выписывая в голубом небе самые замысловатые фигуры. Когда летала Ханна, на поле высыпали все, кто находился в это время в школе. Даже сам директор планерной школы важно выходил из своего кабинета и, приложив к глазам ладонь лодочкой, внимательно наблюдал за маленьким аппаратом в вышине.
В 1932 году Ханна закончила обучение в планерной школе. Блестяще сдав экзамен по пилотированию, она получила диплом планеристки и тут же была включена в сборную команду по планеризму. 20-летняя летчица сразу же показала свои способности и ухитрилась оставить позади себя более опытных коллег. Вступление в большую спортивную жизнь было эффектным: выпускница школы поставила мировой рекорд, дольше всех продержавшись в воздухе на безмоторном аэроплане! Польщенный тем, что фамилия Райч появилась во всех газетах, папа простил дочке сплошные тройки по всем дисциплинам в Берлинском университете и даже оплатил Ханне пересдачу двух экзаменов...
А Ханна окончательно остыла к медицине. И во второй половине 1932 года, осенью, отец, узнав, что дочь уже месяц не посещает лекций, лично приехал в Штаакен, забрал из канцелярии клуба ее документы и едва ли не за шиворот водворил Ханну вновь на студенческую скамью. Ответ Ханны был прост: вопреки воле отца она бросается в круговорот берлинской жизни. И очень скоро приобретает новые знакомства. Особенно по душе ей пришлись нацисты. В результате совершенно забросившая учебу Ханна полностью завалила зимнюю сессию, обозвала пытавшегося вытянуть ее из нацистской компании ректора <еврейской мордой> и с треском вылетела из университета!
Больше в Берлине Райч делать было нечего, и она вернулась в Хиршберг. Именно в это время к власти приходит Гитлер. И вот уже Ханна, к полному ужасу отца, является домой в коричневой блузе с нацистскими нашивками и значками.
Но Ханна не забыла о полетах. В эти дни она познакомилась с Вольфом Хиртом, имевшим большой вес и в летных, и в партийных кругах. Покоренный обаянием и задором девушки, он помог Ханне осуществить мечту - попасть в высшую школу практического планеризма. Эта школа подняла Ханну на новый уровень - здесь готовили не спортсменов-любителей, а пилотов-профессионалов. Курсанты высшей школы летали много, летали в таких погодных условиях, в каких ни один планерный клуб не выпустил бы своих питомцев в воздух. Эти люди часто рисковали, но Ханне риск нравился.
Она рисковала вместе со всеми. Часто даже больше других. И в одном из майских полетов этот риск едва не довел до беды: ее планер <Грюнау Бэби> попал в сильную грозу. Казалось, Райч была обречена, выбраться из этого ада казалось невероятным. Но Ханна совершила невозможное. На практически вышедшем из повиновения планере она ухитрилась выйти из восходящих потоков грозового фронта и посадить <Грюнау Бэби> на заснеженный склон внезапно появившейся перед самым носом горы...
В конце 1933 года необразованной, но настырной девушке с большим трудом удалось добиться права работать летчиком-испытателем в Дармштадтском исследовательском институте. Это была настоящая работа: не бесцельные полеты для собственного удовольствия, а выполнение конкретных, зачастую очень опасных заданий по метеорологическим исследованиям. И конечно же - спорт! Ханна не собиралась расставаться с ним, она постоянно совершала спортивные полеты с целью установления новых мировых рекордов.
...1934 год. Под крылом планера Ханны плывет бесконечный зеленый ковер бразильской сельвы: Райч в Латинской Америке под руководством известного профессора метеорологии Георги изучает особенности полета в восходящих потоках воздуха, давая при этом бесценную информацию немецкой метеорологической науке. А сразу же после влажного жара латиноамериканских джунглей Ханна окунается в почти космический холод снегов Севера - в Финляндии проходят международные соревнования по планеризму, и Райч никак не может пропустить такого важного события. Девушка не зря вязла в финских снегах: она одерживает новые спортивные победы, везет в родную Германию новые золотые медали... Восхищенная публика всего мира рукоплещет отважной планеристке, немцы буквально души в ней не чают, пресса пестрит восторженными заголовками...
Ханна торопится жить. Буквально каждый день ее жизни - это шаг вперед, в неизведанное, Райч продолжает активно работать на Дармштадтский исследовательский институт, но одновременно в Штеттинской авиашколе учится водить самолеты. Девушка уже поняла ограниченность планеров. Теперь она осваивает моторную авиацию. Почувствовавшая вкус к исследованиям, Ханна рвется в летчики-испытатели - и попадает в Институт Ганса Якоба, занимающийся испытаниями новых самолетов.
...Свинцовые волны Северного моря вспенились белыми струями под тяжестью осевшего в них на полной скорости катерообразного корпуса самолета. Янтарные брызги окатили лобовое стекло кабины перед самым лицом Ханны. Летающая лодка вибрировала, быстро теряя набранную в полете скорость; острый нос, взрезавший - словно ножом - темную воду, смотрел прямо на качавшуюся на волнах надувную резиновую шлюпку. В нескольких метрах от шлюпки Ханна рванула на себя сектор газа и переложила руль. Мотор поперхнулся и тихо заурчал, бессильно перемалывая воздух лопастями винта. Почти бесшумно скользивший по воде <Дорнье-18> послушно развернулся и проехался серым бортом вдоль шлюпки. Из открытого люка <Дорнье> высунулись руки бортмеханика. Они подхватили прыгнувшего из шлюпки человека и втащили его в самолет.
- Готово!
Мотор <Дорнье-18> взревел, и крылатая лодка, оставляя за собой широкий пенный след, рванулась вперед. Разогнавшись, она легко запрыгала по волнам, оторвалась от воды и пошла в синюю высь. Операция заняла всего полторы минуты... Этими испытаниями Ханна давала дорогу в жизнь новому аэроплану и одновременно отрабатывала тактику спасения самолетами людей, потерпевших катастрофу на воде. Через несколько лет работа Ханны Райч обретет практический смысл: в <Битве за Англию> испытанные ею летающие лодки фирмы <Дорнье> спасут жизнь сотням летчиков, сбитых над Ла-Маншем.
Работа Райч над военным <Дорнье-18> обратила внимание высших чинов Люфтваффе. И в судьбе Ханны появляется ангел-хранитель - Эрнст Удет... Ханна хорошо знала Удета. Его знал каждый немец. Выдающийся ас Первой мировой войны, одержавший 62 воздушные победы, потрясающий воздушный акробат - тот самый, который когда-то перед глазами восторженной девочки подхватил в полете крылом своего самолета лежавший на земле платок, определив этим невероятным <фокусом> всю дальнейшую жизнь Ханны, - Эрнст Удет был настоящим кумиром каждого летчика. Теперь Удет отвечал за техническое оснащение военной авиации Третьего рейха. С первой же встречи они почувствовали себя людьми одного круга. Знакомство это оказало на ее жизнь большое влияние. Не без посредничества Удета в награду за вклад в дело испытания военной техники Ханна Райч была произведена в ранг флюгкапитана, став первой женщиной Германии, удостоенной военно-авиационного звания.
В 1937 году генерал Удет пригласил Райч на работу в подчинявшийся непосредственно ему Рехлинский испытательный центр для постоянной работы с военными самолетами. Ханна с радостью согласилась. Но влиться в строй много повидавших на своем веку мужчин-испытателей оказалось нелегко: военные летчики не горели желанием допускать в свой круг женщину. Авиаспортсменов в мире много, однако далеко не каждый из них может испытывать только что созданные самолеты, готовые в любую секунду выйти из-под контроля. Ханна оказалась в молчаливой изоляции. Утвердиться среди пилотов Рехлина можно было, только на деле доказав свои способности испытателя. И Райч старалась изо всех сил. Она с охотой бралась за самые опасные задания, смело рисковала и добивалась успеха там, где более опытные терпели фиаско. И после серии крайне рискованных полетов на <Фокке-Вульф-61> - прообразе будущего вертолета - военные летчики наконец-то признали Ханну своей.
С началом Второй мировой войны работы у испытателей прибавилось. Ханна вылезала из кабины очередного самолета только для того, чтобы пересесть в кабину нового. Какие только машины она ни испытывала: истребители, бомбардировщики, разведчики, пикировщики, штурмовики, десантные и транспортные самолеты... Удет продолжал внимательно следить за работой своей протеже, отмечая каждый ее успех и помогая при неудачах.
Воюющая Германия не забывала свою спортсменку. И в 1941 году Ханна получила приглашение в Берлин: фюрер захотел лично вручить отважной летчице боевую награду - Железный крест 2-го класса. Для Райч это был великий день. Адольф Гитлер стоял рядом и протягивал ей орден, который выдают только за подвиг в бою! А после награждения - триумфальный проезд по родному Хиршбергу. И даже всегда мрачный, отчужденно-холодный отец на этот раз целует дочь в щеку. Ханна была просто счастлива!
Именно в этот период Ханна Райч достигла пика своей популярности. Ее боготворили. Ее хотели видеть. Перед ней открывались все двери. Летчица стала частой гостьей Гитлера. Она без доклада входила в апартаменты министра авиации Германа Геринга.
В 1942 году отметившая свое 30-летие Ханна перебралась в Аугсбург, чтобы принять участие в испытаниях сверхсекретного истребителя, над которым уже более трех лет трудилась фирма Вилли Мессершмитта: Ханне предстояло приобщиться к первым шагам реактивной авиации. Она с восторгом и удивлением рассматривала необычный самолет <Ме-163>, впоследствии получивший название <Комета>: такой конструкции корпуса ей еще не приходилось встречать. <Ме-163> был сделан по схеме <летающее крыло> - короткий бочкообразный остроносый корпус сидел на двух скошенных назад крыльях и совсем не имел хвостовых стабилизаторов. Такая нестандартная аэродинамика обещала множество неприятных сюрпризов в полете - пилотаж самолета без хвостового оперения должен был сильно отличаться от управления привычными машинами. Германия имела всего трех летчиков, освоивших полеты на <летающем крыле>, и один из них после аварии уже год был прикован к больничной койке. А всего в результате испытаний насчитывалось двое погибших и три покалеченных человека...
Ханне предстояло летать на экземпляре, у которого еще не было мотора - ракетный двигатель капризничал, и пока он стоял только на одной машине. Зная, что в воздухе ее ждет много сюрпризов, женщина внимательно выслушивала советы Рудольфа Опитца и Вольфганга Шпете, уже <объездивших> <Ме-163>.
Поднявшийся в небо двухмоторный <Мессершмитт-110> тащил за собой на буксире <Ме-163>, в кабине которого сидела Ханна Райч. На пятикилометровой высоте летчица отдала буксировочный конец и начала выполнять программу учебных полетов. Машина оказалась на удивление маневренной, а советы Опитца и Шпете уберегли Ханну от нескольких роковых ошибок. Самолет все больше нравился Ханне. На такой удивительной машине ей еще не приходилось летать: не имеющий двигателя истребитель на пикировании ухитрялся достигать скорости 800 км/час, а потом стремительной молнией взмывал на прежнюю высоту. Отработав программу, Райч пошла на посадку, и тут началось! <Комета> стремительно снизилась к посадочной полосе, на огромной скорости соприкоснулась выпущенной посадочной лыжей с землей, подпрыгнула в небо, вновь с хрустом ударилась о грунт, потом заскользила на лыже по полосе к границе поля. Скорость и не думала падать. Не успела Ханна сообразить, что же ей делать, полоса уже кончилась, под лыжей засвистела сухая трава. И овраг - вот он, прямо под фюзеляжем... Райч дернула на себя штурвал, <Комета> легко задрала нос, <свечой> устремилась вверх, оставив овраг позади, затем на мгновение зависла в воздухе, отяжелела, лениво клюнула носом, накренилась... Ханна прямо перед собой увидала стремительно надвигающуюся пожухлую траву... Страшный удар, звон, хруст, дикая боль - и все померкло...
Ханна очнулась только через несколько дней - в госпитале. Очнувшись, осознала свое положение и разрыдалась. Сотрясение мозга, поврежден позвоночник, многочисленные переломы... Молодая энергичная женщина превратилась в гипсовую статую, подвешенную на растяжках. И жуткая, непереносимая боль во всем теле... Это продолжалось месяцы. Врачи вновь и вновь <колдовали> над ее переломами, пытались унять нестерпимые головные боли, старались поднять на ноги. И, в конце концов, им это удалось. Весной 1943 года Ханна вышла из госпиталя, вновь полная желания - летать!
К этому времени в немецкой авиации все острее стала ощущаться нехватка пилотов: затянувшаяся война требовала новых летчиков взамен погибших над Ла-Маншем, Францией, Африкой и Россией. И Райч поручают этот фронт работ: она приступает к обучению новичков в авиашколе в Бреслау.
Она гоняла своих <сосунков> как заправский фельдфебель. Зато пилоты ее отряда летали лучше курсантов других подразделений.
Время от времени Ханна выезжала в Пенемюнде. Профессору фон Брауну, работавшему там над созданием крылатой ракеты <Фау-1>, которой предстояло бомбить Лондон, требовался консультант по аэродинамике, и Геринг поручил это ответственное дело именно Райч. В Пенемюнде Ханна часами сидела над созданными Физлером чертежами, меченными клеймом <Совершенно секретно>, и терпеливо объясняла <двигателисту> фон Брауну, куда и почему полетит его детище при таком расположении крыльев и рулей...
Время шло. Но чем бы ни занималась Райч - обучением новичков или разработкой крылатой ракеты, она всегда помнила о нём - о <Ме-163>. Единственном в ее жизни самолете, который ей так и не удалось обуздать. Ханна не любила проигрывать. Она жаждала сатисфакции. И при каждой встрече с Герингом обязательно спрашивала Большого Германа о <Комете>...
Узнав, что <Ме-163> получил наконец-то двигатель и гауптман Шпете приступил к созданию первого боевого отряда реактивных истребителей, Ханна использовала все свое обаяние, весь свой авторитет, чтобы убедить Геринга зачислить ее в эту группу рядовым летчиком. Поначалу рейхсмаршал и слышать об этом не хотел, но - <чего хочет женщина, того хочет сам Бог!> - в конце концов, Геринг сдался, и Райч отбыла в Бад Цвишенан...
Первые же минуты пребывания на аэродроме Бад Цвишенан озадачили и насторожили Ханну. Едва она вышла из <опеля>, как мимо просвистел по траве приземляющийся <Ме-163>. Вот самолет остановился, фонарь его кабины тут же открылся, оттуда высунулась совершенно счастливая физиономия, и летчик на весь аэродром ликующе закричал:
- Люди! Я жив!
Похоже, за тот год, который Ханна не встречалась с <Кометой>, ее <характер> не улучшился, чтобы не сказать хуже... Если летчик радуется простой посадке, как второму рождению, то можно примерно предугадать, что тебя ждет. Но действительность оказалась хуже всяких предположений...
Ханна стояла возле готовившегося к полету <Ме-163>. Вальтер Пальмер, уже облаченный в асбестовый костюм, давал самые подробные объяснения:
- Двигатель <Кометы> ракетный, работает на двух видах топлива, заливаемого в разные баки. Кстати, топливо едкое, так что лучше руки в него не совать - вмиг можно остаться без маникюра, а заодно и без пальцев. Поэтому мы и надеваем в полет асбестовый костюм: береженого Бог бережет... Когда я включаю двигатель, трубопроводы подводят жидкости из этих баков в сопло, там они смешиваются и - бабах! - взрываются, бросая <Комету> вперед!
- А от чего взрывается топливо?
- Да просто от смешивания - это химическая реакция.
- Но это же очень опасно - вдруг механики при заливке перепутают баки...
- Если перепутают - тогда мгновенный капут, - пояснил Пальмер.
Ханна опасливо покосилась на <Комету>:
- А она... уже заправлена?
- Да. И как видишь, еще цела... - улыбнулся летчик.
- Ханна, Вальтер, - окликнул их проходивший мимо Мано Циглер. - Взлет будет только через полчаса. Идемте в столовую - еще успеем пообедать.
- Идите...- сказал Вальтер Ханне. - А я посижу здесь. Есть что-то не хочется. Нервничаю перед полетом на моем <чудовище>...- и он ласково похлопал ладонью обшивку своего самолета.
Едва Мано и Ханна вошли в столовую, за спинами рвануло... Рвануло так, что в столовой повылетали все стекла, а посуда грудами посыпалась на пол. Все бросились на взлетную полосу. Там, где две минуты назад стояла <Комета>, зияла глубокая воронка. Все поле было усеяно горящими обломками. Пальмера нигде не было. Только через 15 минут поисков летчики нашли на окраине аэродрома оторванную ногу - это было все, что осталось от Вальтера. Чудовищная мощь четырех тысяч лошадиных сил разнесла в клочья и человека, и самолет. И все это оттого, что несколько капель топлива просочились сквозь соединение трубопроводов...
Вечером все напились. Весь летный состав отряда, включая Шпете, был мертвецки пьян - поминали Пальмера. А так- же Шуберта, Верделя, Лангера... Пили за то, чтобы выжили лежавшие в госпитале Дитмар, Опиц, Оленик... За то, чтобы суметь вовремя выпрыгнуть из взбесившейся <Кометы>, как на днях это проделал Шпете... Реактивная эпоха начиналась трудно - новые самолеты, словно языческие божки, требовали человеческих жертв.
Однако полетать на <Ме-163> Ханне не удалось. После потери нескольких опытных летчиков в авиакатастрофах на этой крайне ненадежной и опасной машине командир отряда Вольфганг Шпете отчисляет Ханну из отряда. Взбешенная летчица нажаловалась Герингу, и Шпете был отстранен от командования подразделением. Более того, по настоянию Ханны Большой Герман обещал примерно наказать Шпете. И вскоре тот отправился на Восточный фронт сражаться против русских истребителей.
Снятие Шпете пошло на пользу союзникам и во вред Германии: испытательный отряд некому было превратить в боевой. В результате <Ме-163> так и не показал себя на деле и остался в истории как еще один неудачный образец <Оружия возмездия>...
Устранение с пути Райч Вольфганга Шпете не принесло пользы и ей: Геринг, получивший подробное описание катастроф <Ме-163>, побоялся возвращать Ханну в отряд - ему совсем не нужно было в условиях поражений на всех фронтах усугублять упадок духа немцев известием о гибели популярной летчицы. К тому же рейхсмаршал догадывался, что после ее доноса на Шпете летчики отряда просто не примут Райч в свои ряды - зачем же создавать взрывоопасную ситуацию? Но Ханну <Ме-163> уже мало интересует. Она... влюбляется. Избранником стал генерал фон Грайм. Они оба неоднократно слышали друг о друге: фон Грайм читал о Ханне в газетах, а Ханна слышала о выдающемся летчике от Удета и Геринга. Мало того, когда-то в детстве на стене комнаты Ханны висели портреты лучших немецких асов Великой войны - среди них красовался и портрет совсем еще юного фон Грайма.
Генерал Роберт фон Грайм был потомком древнего рыцарского рода. Известный ас Первой мировой войны, он, летая на хрупких, рассыпающихся прямо в воздухе <этажерках>, одержал 28 подтвержденных побед. В 1935 году Геринг назначил его командиром первой эскадрильи воссозданных Люфтваффе. С начала Второй мировой фон Грайм руководил различными истребительными соединениями, а с 1943 г. командовал Шестым воздушным флотом на Восточном фронте,
проявив себя одним из лучших командиров и летчиков германской авиации. Теперь фон Грайм держал свой штаб в Мюнхене - он командовал частями, оборонявшими Германию.
Но не только любовь к авиации и фюреру сблизила этих людей. В одной из первых же бесед фон Грайм откровенно поговорил с Ханной о создавшемся на фронтах катастрофичном положении, показав тем самым степень своего доверия к этой женщине. Ведь за то, о чем он говорил, можно было попасть в гестапо...
Фон Грайм был прям и беспощаден. Он рассказал о том, что тщательно скрывалось от простых немцев. О техническом превосходстве противника. О его еще большем численном и материальном превосходстве. О том, что ресурсы Германии иссякают. О том, что, после уничтожения американскими бомбардировщиками нефтепромыслов Плоешти, бензина - этой крови, питающей войну, - в Германии осталось не более чем на полгода боев. Потом все: встанут танки, автомобили, самолеты... Воевать будет не на чем! Германия обречена...
Ханна была потрясена. Но профессия приучила летчицу искать выход в любой ситуации. И она стала анализировать имеющиеся мизерные шансы. А шансы, по ее мнению, еще были. Это <Оружие возмездия>. И, в первую очередь, крылатые ракеты <Фау-1>. Если этими ракетами уничтожить Лондон, британцы запросят мира, и тем самым будет внесен раскол в коалицию союзников. А тогда можно будет заключить перемирие с Англией и США и всеми силами обрушиться на Россию....
Фон Грайм согласился с Райч, но сказал, что осуществление такой операции невозможно по техническим причинам. Точность наведения <Фау> оставляет желать лучшего, а на пути к Англии ракеты поджидают британские истребители-перехватчики... Ведь уже целый год <Фау> сотнями летят в сторону Лондона, но британская столица до сих пор не поставлена на колени.
- Люди! - сказала Ханна. - В крылатой бомбе должны сидеть люди! Опытные пилоты, которые смогут уклониться от атак истребителей и точно наведут <Фау> на важные объекты Лондона.
- Это интересная мысль, - поразился фон Грайм. - Нечто подобное сейчас начали использовать на Тихом океане японцы. У них это называется <камикадзе>... Но мы же не самураи. Найдутся ли в Германии в достаточном количестве люди, готовые пожертвовать собой ради фатерланда?
- Найдутся! - уверенно заявила Райч. - И я первая. И мы действительно не японцы. Мы разработаем систему, благодаря которой пилот после завершения наведения бомбы выбросится из нее на парашюте.
План Ханны был доложен фон Граймом фюреру, который после долгого изучения одобрил его... Ханна металась между Хершингом, где отрабатывался новый реактивный самолет с прямоточными двигателями <Ме-328>, Пенемюнде, где она испытывала созданную по ее предложению на базе <Фау-1> пилотируемую крылатую бомбу Физлер <Рейхенберг>, и Берлином, в канцеляриях которого Райч одновременно с испытаниями пыталась сколотить для <Рейхенбергов> отряд летчиков-добровольцев, согласных <сыграть в покер> со смертью. Ханна лично отбирала кандидатов в <смертники>, и их число постепенно увеличивалось. Но лишь выдавалась свободная минутка - звонок в Мюнхен фон Грайму. И словно из-под земли перед нею вырастал пахнущий бензином и духами фон Грайм - непременно с огромным букетом алых роз.
В октябре 1944 года во время бомбежки Берлина Ханна была ранена и надолго попала в госпиталь. В результате работы над <Рейхенбергом> были прекращены, а уже сформированный отряд <смертников> распущен.
В начале 1945 г. вышедшая из госпиталя Ханна вступает в брак с генералом фон Граймом. И вот 24 апреля 1945 года Роберт фон Грайм получил телеграмму Гитлера с вызовом в Рейхсканцелярию. Взяв с собой Ханну, которая - словно змея! - вползла в радиоотсек фюзеляжа его одноместного истребителя , генерал тут же вылетел из Мюнхена в Гатов. Из Гатова Роберт долго и безуспешно звонил в Рейхсканцелярию - связи не было... И тогда фон Грайм решил лететь в Берлин - на <Шторхе>! Ранним утром 25 апреля генерал сел за штурвал, маленький легкий самолет, для которого канистрами сливали остатки бензина со всех <Аистов> эскадрильи, взмыл в небо и полетел в сторону клубящегося и грохочущего, словно действующий вулкан, города...
Когда легкий связной <Шторх>, на котором летела супружеская чета, появился над Тиргартеном, его обстреляла советская зенитная артиллерия. Генерал был ранен осколком снаряда в ногу, и управление самолетом взяла на себя Ханна Райч. Ханна блестяще провела этот сложнейший полет, сумела увернуться от атаковавших ее советских истребителей и посадить свой самолетик прямо посреди берлинских развалин рядом с горящей Рейхсканцелярией. Однако этот безумно опасный полет был проделан совершенно напрасно: на предложение фон Грайма вывезти Гитлера из уже почти захваченного русскими Берлина фюрер ответил отказом...
Проведя несколько дней в бункере Гитлера, но так и не добившись от него согласия на бегство из Берлина, Райч и фон Грайм 29 апреля покинули Рейхсканцелярию. При сильном ветре, разогнавшем и посадившем на землю все советские самолеты, Ханна сумела взлететь прямо из дымящихся развалин и довести трясущийся и хрустящий от ударов стихии самолетик до еще не оккупированной союзниками территории...
После поражения Германии обвиненная в приверженности нацизму знаменитая летчица была арестована американцами по подозрению в том, что вывезла Гитлера из окруженного Берлина. Обрадованная, что еще может <послужить> фюреру, Ханна Райч долго водила за нос американских контрразведчиков, не признаваясь в том, что Гитлер остался в Рейхсканцелярии.
Когда в 1946 г. американцы выпустили Ханну Райч из тюрьмы, она осталась без жилья и средств к существованию. Ее муж Роберт фон Грайм покончил с собой еще в 1945 г. - американцы решили передать его, как воевавшего в России, в распоряжение НКВД, а фон Грайм имел веские причины не попадать в руки русских. Родной Хиршберг Ханны стал польским городом Зелена Гура. Авиации в Германии больше не было, а ничего другого Ханна делать не умела. Как она жила после войны? Об этом знает только сама Ханна...
Когда под влиянием <холодной войны> в Западной Германии стал возрождаться неонацизм, стареющая Ханна приняла активное участие в этом движении. Годы ничему не научили ее. Она по-прежнему считала фашизм лучшим из режимов. Именно это глубокое заблуждение привело к полному забвению ее имени...
Когда-то очень известная, а затем всеми забытая Ханна Райч скончалась во Франкфурте-на-Майне 24 августа 1979 года в возрасте 67 лет. До самой своей смерти она так и осталась тверда в своем убеждении, что правление Адольфа Гитлера было благом для Германии...
http://chameleon-girl.livejournal.com/1533005.html
Переглядів: 2345 | Додав: defaultNick | Рейтинг: 0.0/0 |
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *:
Меню сайту
Форма входу
Пошук
Календар
«  Січень 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбНд
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архів записів
Наше опитування
Чи знаєте Ви історію Вишгородського району?
Всього відповідей: 30
Міні-чат
Друзі сайту
Locations of visitors to this page
Статистика

Онлайн всього: 1
Гостей: 1
Користувачів: 0
Copyright MyCorp © 2017
Створити безкоштовний сайт на uCoz